Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими. V.
Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих. Нарушение правил вождения или эксплуатации машин

Круг предметов, нарушение правил обращения с которыми образует состав преступления, предусмотренного ст. 349 УК, по сравнению со ст. 251.1 УК РСФСР не изменился. К ним относятся оружие, боеприпасы, радиоактивные материалы, взрывчатые или иные вещества и предметы, представляющие повышенную опасность для окружающих.
Вместе с тем, содержание некоторых из перечисленных понятий в связи с развитием действующего законодательства требует уточнения.
В частности, под оружием при рассмотрении дел данной категории традиционно понималось табельное стрелковое, артиллерийское и ракетное оружие, находящееся на вооружении в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях (пистолет, карабин, автомат, пулемет, гранатомет и т.п.). Иные предметы, конструктивно сходные с перечисленными видами оружия, но не предназначенные для поражения живой силы (к примеру, сигнальные пистолеты, спортивное оружие и др.), как правило, к предметам преступления, предусмотренного в ст. 251.1 УК РСФСР, судами не относились.
Соответствующие разъяснения неоднократно давались в обзорах и определениях Военной коллегии.
Такая судебная практика основывалась на существовавшей ранее нормативной базе, характеризовавшейся фактическим отсутствием законодательного регулирования оборота оружия.
С принятием 13 декабря 1996 года Федерального закона “Об оружии” значительное число вопросов, возникающих в этой сфере, было разрешено по-новому.
В частности, раскрыто понятие оружия, перечислены его виды (классификация) и предназначение.
Поскольку бланкетная диспозиция ст. 349 УК понятие и виды оружия не раскрывает, при рассмотрении дел данной категории следует иметь в виду положения названного Федерального закона и иных нормативов в сфере оборота оружия.
Между тем, ориентируясь на устаревшую отчасти судебную практику, некоторые суды оставляют упомянутый закон без внимания, следствием чего являются ошибки и недочеты при рассмотрении уголовных дел.
Во время подготовки пограничного наряда к заступлению на охрану Государственной границы ефрейтор Балашов взял в оружейной комнате подразделения сигнальный пистолет СПШ, зарядил его, после чего, полагая, что патрон к стрельбе не пригоден, стал баловаться и направлять пистолет в лицо сослуживцу Перцеву. В результате неосторожных действий Балашова произошел выстрел из пистолета, которым Перцеву было причинено ранение головы с ушибом головного мозга, разрушением правого глазного яблока, переломом костей основания черепа и другими грубыми анатомическими нарушениями, то есть тяжкий вред здоровью.
Бийским гарнизонным военным судом действия Балашова были квалифицированы по ч. 1 ст. 349 УК, как нарушение правил обращения с предметом, представляющим повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.
Между тем, такая правовая оценка содеянного Балашовым является неточной.
В соответствии со ст. 1-3 упомянутого Федерального закона 1996 года под оружием понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов.
При этом помимо боевого ручного стрелкового оружия, к оружию относятся также другие виды огнестрельного (спортивное, охотничье, оружие самообороны), сигнальное оружие, и т.д.
Таким образом, предназначение оружия в соответствии с законом не ограничено только уничтожением живой силы и предполагает поражение любой другой живой или иной цели, а также подачу сигналов. Круг предметов, относящихся к оружию, в настоящее время расширен.
Поэтому оружием в контексте ст. 349 УК, которая каких-либо изъятий из этого понятия не содержит, может быть признано и сигнальное оружие, конструктивно предназначенное только для подачи световых, дымовых или звуковых сигналов.
Следовательно, действия Балашова, который в результате неосторожного выстрела из табельного пистолета СПШ причинил тяжкий вред здоровью человека, следовало квалифицировать как нарушение правил обращения с оружием, а не с иными предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих.
Оружием применительно к составу данного преступления может быть признано и спортивное, а также охотничье оружие, состоящее на вооружении воинских формирований, то есть являющееся штатным (в установленном порядке включенным в систему военно-служебных отношений).
Напомним, что подобные решения принимались некоторыми судами и ранее. Правильность их отмечалось в обзорах Военной коллегии.
В частности, как нарушение правил обращения с оружием квалифицированы военным трибуналом Саратовского гарнизона действия курсанта Дмитриева, который в стрелковом тире училища произвел выстрел из спортивного малокалиберного пистолета Марголина (МПМ) и по неосторожности причинил тяжкий вред здоровью курсанту Головатому. Военная коллегия согласилась с предложенной квалификацией.
Данное решение согласуется и с положения названного выше Федерального закона.
Следует отметить, что в круг предметов, перечисленных в ст. 349 УК, включены только те, которые представляют повышенную опасность для окружающих.
Главным критерием отнесения предмета к данной группе является необходимость принятия при обращении с конкретными видами оружия, предметами или веществами особых мер предосторожности, закрепленных в Уставах, наставлениях, руководствах, курсах стрельб, инструкциях, иных нормативных документах.
Повышенная опасность этих предметов для окружающих обусловлена содержащейся в них в связанном виде большой концентрированной внутренней кинетической энергией (тепловой, ядерной, электрической, химической и т.д.), высвобождение которой в результате внешнего воздействия приводит к поражению живой силы, техники, разрушениям и т.п. Причем энергия внешнего воздействия не соизмерима с высвобождаемой энергией, которая не поддается управлению, что также весьма опасно для окружающих и влечет крайне вредные последствия.
Поражающие свойства некоторых видов оружия, перечисленных в Федеральном законе “Об оружии” (холодное, метательное), обусловлены не заложенной в нем внутренней энергией, а физической силой применяющего лица, носящей, как правило, целенаправленный и избирательный характер. Применение некоторых видов оружия (к примеру, газового), как правило, вообще не представляет опасности для жизни человека. Поэтому упомянутые виды оружия (штык-ножи, кортики, газовые пистолеты и пр.) не могут быть отнесены к группе предметов преступления, предусмотренного в ст. 349 УК. Дававшиеся ранее рекомендации на этот счет сохраняют силу.
Причинение по неосторожности вреда здоровью человека или смерти вследствие нарушения правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, как единое преступление охватывается соответствующей частью ст. 349 УК и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует.
Военным судом Екатеринбургского гарнизона прапорщик Шевелев признан виновным в том, что при заступлении в суточный наряд нарушил правила обращения с оружием, выданным для несения службы, в результате чего по неосторожности произвел выстрел из пистолета ПМ, которым был причинен тяжкий вред здоровью сослуживца Самсонова.
Квалифицируя действия Шевелева по ч. 1 ст. 349 УК, суд обоснованно исключил из обвинения ч. 2 ст. 118 того же кодекса (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), как ошибочно вмененную.
Тем же правилом следует руководствоваться и при рассмотрении дел о нарушении правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины (ст. 350 УК).
Вместе с тем нарушение правил вождения или эксплуатации машин, которое наряду с неосторожным причинением ущерба здоровью или жизни человека повлекло также и наступление по неосторожности материального вреда, может образовывать совокупность преступлений и квалифицироваться по ст. 350 УК и соответствующей статье УК (ст. 168 или 347 УК).
Если в результате одного нарушения правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, либо нарушения правил вождения или эксплуатации машин наступили последствия, предусмотренные различными частями ст. 349 и 350 УК, все содеянное подлежит оценке лишь по той части соответствующей статьи, которая предусматривает ответственность за более тяжкое последствие, но с обязательным указанием всех необходимых конструктивных и квалифицирующих признаков.
Военным судом Екатеринбургского гарнизона рядовой Биктеев признан виновным в том, что, следуя на закрепленном за ним автомобиле “Камаз-4310″, превысил предельно допустимую скорость и выехал на полосу встречного движения, в результате чего произошло столкновение со следовавшим во встречном направлении автомобилем “Нива” ВАЗ-2121. Последствиями данного дорожно-транспортного происшествия явились смерть водителя автомобиля ВАЗ-2121 Прудникова и причинение тяжкого вреда здоровью пассажира этого автомобиля Слепухина.
Нарушение Биктеевым правил вождения транспортной машины, повлекшее по неосторожности смерть одного человека и причинение тяжкого вреда здоровью другого, судом правильно квалифицировано по ч. 2 ст. 350 УК.
Приведенный пример примечателен и с точки зрения юридической оценки причиненного указанным преступлением материального вреда.
Поскольку автомобиль Камаз, как усматривается из приговора, после дорожно-транспортного происшествия был технически исправен, оснований для квалификации действий Биктеева по ст. 347 УК не имелось. Отсутствовали в данном случае и основания для квалификации содеянного по ст. 168 УК, поскольку стоимость причиненных автомобилю ВАЗ технических повреждений – 30 065 рублей – не составляла крупный размер, являющий обязательным признаком состава данного преступления.
Вместе с тем, в случае уничтожения или повреждения указанных автомобилей и при наличии крупного размера ущерба, причиненного владельцу автомобиля ВАЗ, содеянное следовало бы дополнительно квалифицировать по ст. 347 и 168 УК (т.е. как по общей, так и по специальной норме с учетом посягательства на два объекта).

Отдел обобщения судебной практики
Военной коллегии Верховного Суда
Российской Федерации

————————————————————————
*(1) Практический интерес с этой точки зрения может представлять перечень нормативных актов, регламентирующих деятельность воинских формирований, в которых законодательством предусмотрена военная служба, содержащийся в Методических рекомендациях по теме: “Новое законодательство об уголовной ответственности за преступления против военной службы”. Эти рекомендации были разработаны кафедрой уголовного права и процесса Военного университета и рассылались в военные суды.
*(2) Этим же правилом следует руководствоваться и при разрешении гражданских исков совместно с уголовным делом. В случае причинения военнослужащим материального ущерба при исполнении служебных обязанностей, причем как общих, так и специальных, вопрос о гражданско-правовой ответственности должен решаться на основании ст. 1068 ГК РФ.
*(3) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года N 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”, п. 3.
*(4) Статья 31 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.
*(5) Бюллетень УВС и ВК ВС СССР N 1, 1982 г.
*(6) Обзор судебной практики военных трибуналов по применению статей 7, 8 и 24 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления в редакции Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г.
*(7) Обзор судебной практики военных трибуналов по применению статей 7, 8 и 24 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления.
*(8) В Обзоре судебной практики военных трибуналов по применению статей 7, 8 и 24 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления разъяснялось, что эпизоды неуставных действий, совершенных в группе и единолично, должны рассматриваться как реальная совокупность преступлений и получать самостоятельную юридическую оценку.
*(9) Закон РФ “Об оружии” от 13 ноября 1996 г., Закон РФ “О внутренних войсках МВД Российской Федерации” от 25 декабря 1996 г.
*(10) Преступления против военной службы (Военно-уголовное законодательство Российской Федерации) Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Российской Федерации, М., 1999 г., гл. 1, пар. 2, с. 94.
*(11) Закон РФ “Об оружии” от 13 ноября 1996 года.
*(12) Подробнее о содержании понятия “оружие” изложено в последнем разделе обзора.
*(13) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 1996 года N 5 “О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ”, п. 10.
*(14) Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 года N 2446-1 “О безопасности”.
*(15) К примеру, по смыслу ч. 1 ст. 225 УК РФ, предусматривающей ответственность за ненадлежащее исполнение лицом, которому была поручена охрана огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, хищение или уничтожение огнестрельного оружия вне зависимости от его стоимости приравнено к тяжким последствиям.

Материалы по теме: